В основе заболеваний этого профиля лежит психологическая зависимость – привыкание к алкоголю, наркотикам или некоторым фармакологическим и токсическим веществам (токсикомания). Эта область близко примыкает или даже является составной частью психиатрии. При этом в организме возникают своеобразные нарушения метаболических процессов.

В основе заболеваний этого профиля лежит психологическая зависимость – привыкание к алкоголю, наркотикам или некоторым фармакологическим и токсическим веществам (токсикомания). Эта область близко примыкает или даже является составной частью психиатрии. При этом в организме возникают своеобразные нарушения метаболических процессов, нормальное течение которых делается невозможным без включения соответствующих веществ или их дериватов. Лишение их вызывает тяжелые абстинентные синдромы, нередко заканчивающиеся летально. Во всех случаях налицо тяжелые психические расстройства – галлюцинации, бред, фобические состояния, часто толкающие этих лиц на преступления.

 

Алкоголизм (алкогольная болезнь) – наиболее распространенный вид привыкания. По данным разных статистических исследований, им страдают от 4 до 45% населения. Однако надо признать, что алкоголь не лишен и некоторых положительных качеств. Во-первых, он обладает свойствами пищевого продукта, поскольку имеет энергетическую ценность. Во-вторых, для алкогольных напитков, особенно красных вин, характерны антиатерогенные свойства – повышать содержание липопротеидов высокой плотности со снижением липопротеидов низкой плотности. В-третьих, алкоголь способен предотвращать тромбозы, обладает антистрессорным и антиоксидантным действием. Повышает резистентность к ионизирующей радиации, гипоксии, вирусам и даже кариесу.

Считается, что дозы ежедневного приема алкоголя (в перерасчете на абсолютный спирт) 20-60 г для мужчин и 10-40 для женщин являются относительно безопасными, однако истинная потребность организма в спиртах не превышает 10 г в сутки. Превышение этого уровня повышает риск токсических поражений, особенно при индивидуальной недостаточности уровня фермента алкогольдегидрогеназы, который разрушает алкоголь. При избытке алкоголя включается каталазное и монооксигеназное окисление с активацией перекисного окисления липидов и гиперпродукцией ацетальдегида, а если имеется недостаток и ацетальдегидрогеназы (фермента, разрушающего последний), то развивается острая или хроническая алкогольная интоксикация. Особенно опасны дешевые водочные спирты из непищевого сырья (гидролизные или продукты перегонки нефти), в которых содержатся высокотоксичные примеси – альдегиды, кетоны, эфиры, метанол и пропанол, кислоты и т.п. (Моисеев В.С., Огурцов П.П., 1997).

 

И, тем не менее, несмотря на опасность прямого токсического поражения организма при эпизодическом приеме высоких доз алкоголя, коварство болезни заключается в привыкании к нему, что пролонгирует этот токсикоз и вызывает еще более тяжелые расстройства здоровья с развитием жировой и белковой дистрофии печени с исходом в цирроз, поражении других органов.

 

Наркотики и другие токсиканты — являются еще более чужеродными для организма и также способствуют развитию тяжелого хронического эндотоксикоза. Лечение этих болезней представляет чрезвычайно сложную проблему, поскольку обычные психотерапевтические меры, “кодирования”, “подшивания” и прочие методы оказываются практически неэффективными. Поскольку в организме не ликвидируются расстройства метаболизма, остается неодолимое влечение к наркопрепаратам и снятие психологической зависимости не освобождает от физической. Ликвидация физической зависимости, в свою очередь, также не освобождает от психической. Воспоминания о полученном “кайфе” неодолимо подталкивают, даже против воли, к рецидиву.

В этих условиях только последовательное применение эфферентной терапии и психотерапии может способствовать успеху (Чирко В.В. и др.,1994; Шпиленя Л.С. и др.,1995). Плазмаферез, как на высоте абстинентного синдрома (2-3-и сутки после отмены наркопрепаратов), так и на завершающем его этапе (5-6-е сутки), способствует более быстрой редукции альгических, соматовегетативных и психопатологических проявлений абстинентного синдрома (Турьянов А.Х. и др.,1997; Малин Д.И., Костицин Н.В., 1988). Однако, учитывая возможность проведения сеансов плазмафереза через день, целесообразно дополнить эту терапию введением дополнительного сеанса гемосорбции на второй день лечения (между первым и вторым сеансами плазмафереза). Тогда в самый ответственный первый период лечения больному будет практически непрерывно проводиться очищение организма от патологических метаболитов, а в последующем перерывы на один день будет уже легче переноситься.

 

Помимо выведения самих наркотических препаратов и их дериватов, эфферентная терапия способствует ликвидации и других метаболических расстройств и эндогенной токсемии, которые являются постоянными спутниками этих состояний (Соловьева И.Н., 1997; Шано В.П. и др.,1998). Нередко у этих пациентов имеются сопутствующие тяжелые органные нарушения печени, почек, миокарда, центральной и периферической нервной системы, вторичные токсические иммунодепрессии. Поэтому в комплекс эфферентных методов необходимо включение и квантовой иммунокоррекции и непрямого электрохимического окисления крови. Только в таком случае наступает более качественная реабилитация пациентов, восстановление их здоровья и работоспособности (Воинов В.А. ГНЦП МЗ РФ, Санкт-Петербург,1999).

 

У ряда больных опийной, особенно героиновой наркоманией, длительное время употреблявших высокие дозы наркотиков, зачастую обнаруживаются трудно поддающиеся терапии формы абстинентного синдрома: упорные алгические, инсомнические, вегетативные, аффективные расстройства. При удалении 1000 мл плазмы и более (до 70% ОЦП) обращает на себя внимание снижение интенсивности и укорочение периода острых абстинентных расстройств, повышение чувствительности к проводимой психофармакотерапии, не отмечалось актуализации патологического влечения к наркотику (Стрелец Н.В., Деревлев Н.Н. и др., НИИ наркологии МЗ РФ, г.Москва, 2000).